Прием осуществляется по предварительной записи
Режим работы: с 8-00 до 20-00
с понедельника по субботу

Психиатр Виктор Косенко: «В душевных болезнях виноваты голова и общество»

«Сегодня героем рубрики «КИ», в которой мы знакомим читателя с загадками нашего организма и ищем на них ответы вместе со специалистами из различных областей медицины, стал завкафедрой психиатрии ФПК и ППС Кубанского государственного медуниверситета заслуженный врач России, доктор медицинских наук, профессор Виктор Косенко. Он рассказал, какими душевными болезнями люди страдали в советские годы и сегодня, почему психиатр лучше психолога, и нужно ли лечить фобии.»

- Виктор Григорьевич, сегодня люди часто не делают различий между психологами, психиатрами и психотерапевтами. Для людей непосвященных все это врачи, которые выполняют одно дело - «вправляют» мозги. Или отличия все же есть?

- Конечно. Начнем с того, что психологи не имеют отношения к медицине. Эти специалисты оканчивают, как правило, психологический факультет в гуманитарном вузе. Психологи могут работать с пациентом только словом, делать какие-то назначения или выписывать лекарства они не имеют права. Кроме того, психолог не поможет в случае серьезных психических расстройств, это задача психиатра и психотерапевта. Они имеют высшее медицинское образование, оканчивают ординатуру и интернатуру и только после этого получают специальность. Отличие между психиатром и психотерапевтом состоит в том, что первый работает с пациентами, которые имеют серьезные психические заболевания, второй - с теми, кто не имеет серьезных расстройств и нарушений психики, но хочет улучшить качество своей жизни.

- То есть в случае душевных расстройств или каких-то серьезных потрясений лучше сразу обращаться к психиатру или психотерапевту?

- Да. Они, поговорив с больным, решат, какая именно помощь ему нужна. Если проблема окажется небольшой, не по их части, отправят к психологу. Знаете, когда в стране происходят какие-то крупные ЧП или трагедии: падает самолет, тонут паромы с людьми и т.п. - журналисты часто пишут и говорят, что с пострадавшими или семьями погибших работают психологи. Да, психологи там присутствуют и, конечно же, помогают как могут. Но чаще в таких случаях имеют место более выраженные ситуационные реакции на горе. Например, психогенный ступор либо истерическое поведение с психотическим возбуждением, когда человек не просто громко рыдает, но еще рвет на себе одежду, волосы. Нередко в состоянии такого психогенного отчаяния близкие родственники погибших даже готовы совершить суицид. Так что на такие ЧП чаще всего выезжают психиатры и психотерапевты, имеющие при себе необходимые медикаменты.

- На Западе иметь своего психотерапевта - обычное дело, он есть почти у каждого, и американцы или европейцы открыто об этом заявляют окружающим. У нас же подавляющее большинство людей боятся обращаться за специализированной помощью и всячески скрывают факт такого обращения. Как вы думаете, почему?

- Потому что в нашей стране толерантность - терпимое отношение к не таким как все людям - стали прививать совсем недавно. Нас с младых ногтей учили быть сильными, не плакать по пустякам и давать сдачи обидчикам. Отсюда предвзятое мнение о людях с душевными расстройствами: их поведение непредсказуемо, они агрессивны, могут быть склонны к эксцессам. Руководители организаций, узнай они о том, что кто-то из их сотрудников лечился или лечится у психиатра, стараются всячески от него избавиться, а коллеги и знакомые сторонятся, за глаза называют «шизиком».

- Виктор Григорьевич, вы пришли в психиатрию по окончании мединститута в 1976 году. Вспомните, пожалуйста, с какими душевными расстройствами обращались к психиатрам и психотерапевтам в те годы, и с какими обращаются сейчас.

- В советские годы чаще всего пациенты поступали с маниакально-депрессивным синдромом - состоянием, переходящим из необъяснимо радостного к глубоко печальному и наоборот, различными психозами - алкогольным в первую очередь. Сегодня это все чаще неврозо-невротическое расстройство, расстройство личности и поведения. Стало много людей, страдающих игроманией, интернет-зависимых, зависимых от социальных сетей, наркозависимых, людей, страдающих различными извращениями, в первую очередь - сексуальными. Современные реалии: экономическая и политическая обстановка в стране и мире, общество потребления, обесценивание жизненных ценностей, стремительный темп жизни - усиливают психосоматические расстройства.

- Сегодня, наверное, каждый человек сможет назвать фобию или фобии, которыми он страдает. Одни боятся высоты, другие - замкнутых пространств, третьи - летать на самолетах. Нужно ли лечить эти страхи?

- Только в том случае, если они мешают жить. Например, если вам приходится часто летать на самолетах в командировки, а у вас аэрофобия, тогда рекомендую лечиться, чтобы не усугубить болезнь. Кстати, вы только что перечислили фобии, которыми чаще всего страдают наши современники.

- Какие основные факторы влияют на душевное здоровье? Почему люди «сходят с ума»?

- Здесь важную роль играет генетика - если кто-то из близких родственников страдал серьезным психическим заболеванием, велик риск, что ребенок унаследует его недуг. Также к отклонениям в психике могут привести алкоголизм и наркомания, черепно-мозговые травмы, сильные отравления, родовые травмы. Как показывает моя практика, глубоко недоношенные дети, которых несколько месяцев после рождения выхаживают в специальных условиях в перинатальных центрах, также относятся к группе риска по частоте возникновения у них психических и поведенческих расстройств либо интеллектуальной недостаточности. Учитывая пластичность головного мозга в развитии ребенка, вовремя оказанная ему лечебно-оздоровительная помощь сведет на нет возможность отклонений в будущем.

- А все­гда ли вам удается выявить наличие психического заболевания на его начальных эта­пах?

- Это бывает сложно, если сам человек неохотно идет на контакт, но, в принципе, возможно. В этом случае важны врачебный опыт с анализом комплекса анамнестических сведений либо дополнительных обследований. Многие пациенты поначалу списывают свои отклонения в поведении, не допуская мысли о душевном расстройстве, на колдовство, порчу либо сглаз. Пациенты шизофреноподобного спектра и с тяжелыми формами депрессий не всегда сразу поддаются переубеждению, что они не стали жертвами насланной черной магии, зомбирования или родового проклятия. Другие свою болезнь связывают с неблагоприятным астрономическим прогнозом. По этой причине почти все они посещали народных целителей, магов, экстрасенсов, бабок.

- Виктор Григорьевич, вы являетесь главным врачом ООО «Региональный медицинский центр психического здоровья доктора Косенко». Почему решили организовать частную прак-тику?

- Много лет проработав в государственной психиатрии, я часто сталкивался с тем, что пациенты с высоким социальным положением, занимающие хорошие должности и ведущие публичный образ жизни, просили пройти обследование или лечение по поводу психического расстройства или наркологической зависимости вне стен больницы, то есть совершенно анонимно. Поэтому, оставив работу в государственной психиатрии, я и решил открыть частный медцентр, где гарантированы полная конфиденциальность и высокий профессионализм сотрудников. В нашем центре работа­ют не только преимущественно врачи первой и высшей категорий, но и имеющие ученые степени и научные звания кандидата, доктора медицинских наук, доцента, профессора. Одним словом - высочайшие профессионалы.

- Много ли к вам обращается детей и их родителей?

- Дети составляют примерно до 15 процентов от числа всех обращающихся в центр. Основной причиной обращения является обеспокоенность родителей возможным психическим расстройством у ребенка: различные задержки и нарушения развития, психомоторная расторможенность, дефицит развития, неусидчивость, тики, ночное недержание мочи, различные расстройства поведения, интернет-зависимость, причастность к эпизодическому употреблению психоактивных веществ, в том числе и алкоголя. На приеме у психиатров все чаще появляются родители, дети которых с патологической навязчивостью и с риском для жизни совершают крайне опасные селфи с последующим их размещением в интернете ради высоких посещений их страницы и многочисленных лайков. К этой категории можно отнести зацеперов, паркурщиков и других экстремалов, выполняющих свои трюки с большим риском для жизни. Это уже не просто поведенческая мода среди несовершеннолетних, а социально-общественная суицидальность.

- Слышала, что ваш частный медицинский центр единственный в России имеет лицензию на право проведения судебно-психиатрических экспертиз.

- Нет, не единственный. В Москве это было сделано чуть раньше. Считаю, что возможность и право проведения судебно-психиатрических экспертиз вне государствен­ных психиатрических учреждений по постановлениям судебно-следственных органов значительно обогатит и в целом объективизирует судебно-психиатрическую практику в тех вопросах, когда необходимо сопоставительно оценить состояние психического здоро­вья гражданина на момент, интересующий судебно-следственные органы.

- Делитесь ли вы своим опытом с вашими коллегами из государственной психиатрической службы?

- ООО «Региональный медицинский центр доктора Косенко» заключил договор с Кубанским государственным медицинским университетом о проведении безвозмездных факультативных занятий с клиническими орди­наторами, интернами и аспирантами на базе медцентра по врачебным специальностям: «Психиатрия», «Психотерапия», «Психиатрия-наркология», «Судебно-психиатрическая экспертиза». Кроме того, слушатели тематических циклов из числа врачей практической психиатрии и наркологии, проходящие профессиональную переподготовку либо повы­шение квалификации на кафедре психиатрии ФПК и ППС, также охотно знакомятся с организационными подходами и особенностями оказания диагностической и лечебно­-реабилитационной помощи в условиях хозрасчетного специализированного учреждения. Уверен, что как государственная, так и частнопрактикующая психиатрия и наркология на Кубани должны не только развиваться, но и дополнять друг друга. А за гражданами должно остаться право решать, куда им обращаться в случае необходимости. Не могу не отметить, что сегодня в государственной психиатрии Краснодарского края накопилось много проблем. Я наблюдаю перекос в организационно-кадровом обеспечении службы, а хотелось бы, чтобы в ней работали только убежденные профессионалы. Хорошо бы у губернатора Кубани Вениамина Ивановича Кондратьева появился советник на общественных началах по медико-социальным вопросам психического здоровья, как это было при Ткачеве, Кондратенко, Егорове и Харитонове. Поверьте, пласт вопросов, которые необходимо своевременно и актуально решать в этой отрасли, огромен.

Наталья Галацан

Вход на сайт
Заказать обратный звонок

Менеджер центра перезвонит вам в течение часа или вы сами можете нам позвонить по телефону
+7 (999) 123-45-67